Даже можно написать текст

Анфиса Чехова, телеведущая

Анфиса Чехова, телеведущая

Анфиса Чехова, телеведущая

Даже если практика пока остается лишь зарядкой, она развивает осознанность и приближает к гармонии со своим телом.

Для меня йога – не просто упражнения на растяжку. Это философия, и я хотела бы найти не преподавателя, обучающего только движениям тела, а мудрого, настоящего гуру, который вызовет во мне уважение и желание его слушать. Ведь практика – это больше, чем “одну ногу положите так, другую – эдак”. Йога нужна мне не для этого. У меня все хорошо с растяжкой, я всегда была очень гибкой, легко садилась на шпагат. 

Я крайне эмоциональный человек, очень подвижный и неусидчивый. Занятия учат меня расслабляться, помогают управлять своей энергией и быть спокойнее. Еще в детстве я обратила внимание, что все время о чем-то думаю, и остановить поток мыслей мне не удавалось. Но жизнь становится лучше, когда мы отключаем эту “словомешалку” в своей голове. В этот момент нам открываются новые возможности и знания. Я долго училась успокаивать ум, следуя советам из разных книг. Приходила в парк и старалась просто слушать птиц, шорох деревьев, сосредоточиваться на чем-то одном. Хотела научиться созерцать, а не думать – ведь тогда Вселенная очень многое дает. Представьте, что у входа в помещение, куда вы хотите попасть, толпится народ. Протолкнуться к месту назначения будет непросто. Так и энергия не может приблизиться к нашему разуму, забитому мыслями. Только в спокойном состоянии мы позволяем новым возможностям и чудесным открытиям пробиться в нашу жизнь.

Справиться с волнением мне помогает и гимнастика Стрельниковой, с которой я познакомилась в театральном институте. Научившись правильно дышать, я стала “обманывать” свой организм в минуты страха. Кстати, именно эта техника помогает многим ми­ро­вым звездам, например Мадонне, танцевать и петь одновременно.

На мой взгляд, бессмысленно ходить на йогу, просто чтобы сбросить лишние килограммы. Важнее поменять свое отношение к жизни. Впрочем, я с детства интересуюсь восточной философией. Приобщил меня к ней мой папа, он кришнаит. Я много общалась с буддистами, кришнаитами и индуистами и у нас в стране, и во всем мире. Мы, конечно, очень разные. В Таиланде и Китае спокойствие у людей в крови. Там не бывает драк, на улицах повсюду горшки с цветами, и их никто не губит. Буддизм – терпимая и миролюбивая религия, поэтому те, кто ее исповедует, не могут быть агрессивными. А в нас кипят русские страсти: мы все драматизируем, принимаем слишком близко к сердцу, что-то доказываем. В нас как будто заложена склонность к чеховско-достоевcко-гоголевским мучениям. Но то, что многие, в том числе православные люди, принимают хотя бы часть восточной философии – йогу, – уже хорошо. Даже если практика пока остается лишь зарядкой, она развивает осознанность и приближает к гармонии со своим телом.
Yoga Journal