Даже можно написать текст

Алгоритм выполнения асан

Алгоритм выполнения асан


I. на растяжку и гибкость:

1. принять позу (форму, положение тела), доступную на данный момент, закрыть глаза (если это удобно), расслабить тело:

а) мышцы, не участвующие в сохранении формы — по возможности отпустить;
б) работу мышц задействованных данной формой — минимизировать.

Явные ощущения, возникающие при выполнении асаны, нужно последовательно растворять до тех пор, пока они не станут фоновыми, маневрируя формой, релаксацией и временем выдержки. Если ощущение не уходит — форму нужно упростить. Неприятные ощущения — это сигнал перегрузки, боль — состоявшаяся травма.

Итак, выполняя асану, сгибаемся до первого ощущения. Как только оно начинает возникать — неважно где — следует остановиться и застыть, намеренно расслабляя мышцы. Если оно начинает «таять» — это правильно. Затем в теле может возникнуть самопроизвольное движение (улучшение формы), нужно позволить ему продолжаться (либо согнуться произвольно, выбирая возникшую «слабину») до касания к новому ощущению (в том месте, где оно было вначале или нет — всё равно), и растворение повторить. Если очередной «гвоздь» ощущения устранить не удаётся ни мышечной, ни ментальной релаксацией, и спонтанного «прироста» формы больше нет, значит, тело пришло к абсолютному на сегодняшний день её пределу.

Вообще асану не нужно делать в обычном понимании этого слова (хотеть, чтобы получилось как на картинке, стараться, измысливать способы сделать лучше, ждать, когда же, наконец, получится, понукать тело согнуться силой), в ней нужно просто быть. Невероятно просто — когда к этому придёшь. И практически необъяснимо на словах. В асане не нужно думать, её следует ощущать как завершённую, неподвижную и комфортную целостность.

Ментальная релаксация. Когда удалось разобраться с ощущениями в теле, необходимо очистить ум. Отрелаксировать сознание — это значит, избавиться от мыслительного процесса, как в целенаправленной, так и непроизвольной его формах. Прежде всего, нужно «выключить» произвольную ментальную деятельность (не думать ни о чём нарочно), а затем избавиться и от автономной работы ума, чтобы в итоге ментальное пространство стало пустым. Для этого нужно:

а) не выстраивать логические цепочки;

б) не делать умозаключений;

в) не втягиваться в поток мелькающих в сознании мыслей (сюжетов);

г) не впадать в эмоции всплывающих воспоминаний;

Пусть мысли «тасуются» сами по себе, нужно как бы отойти в сторону, отпуская их на самотек (в какой бы то ни было форме — картинки, голос, диалог, монолог, смесь всего этого). Если к тому, что происходит в ментальном пространстве отнестись равнодушно, оставаясь безразличным свидетелем происходящего, произвольная активность ума сначала «выцветает» и потом и замирает.

Конечно, если с мышечной релаксацией и ощущениями при хорошем раскладе можно разобраться за полгода, то с ментальной всё обстоит намного сложнее.

Если не получается дистанцироваться от спонтанной суеты ума, нужно экспериментировать: скажем — привязать внимание к дыханию, непрерывно ощущая касание воздуха в ноздрях на вдохе-выдохе (аналогично випассане). Если это не подходит — наблюдайте дыхательные движения живота или грудной клетки. Если не получается и это, вы сбиваетесь на дыхательный контроль (чего быть никак не должно!), можно ощутить лицо или отдельные его участки — подчелюстную мышцу, лобную, шею, или удерживать внимание на каких-то наиболее сенсибилизируемых местах (точках) тела.

У свободно видящих образы, а также людей невротического склада глазные яблоки находятся в беспрерывном движении. Если от него как-то избавиться (например — трижды очень медленно проведя глазные яблоки, при закрытых глазах, слева — направо, через верх), активность сознания сразу падает. Другой способ — отпустить (расслабить) закрытые глаза где-то вверху, в глубине головы, после чего они ещё больше запрокидываются назад и кверху, становясь неподвижными. Нижняя челюсть при этом немного отвисает, кончик языка уходит вперёд к разжатым зубам, в коже лба появляется тяжесть и лицо становится обмякшим. Если соблюдать этот приём как в асанах, так и в промежутках между ними (как ни странно, он даже лучше получается в «стоячих») сознание тормозится. Но волевым образом остановить движение глаз нельзя, это усилит внутреннее напряжение. Только если оставить их в покое, со временем они сами найдут удобное положение и перестанут мешать падению тонуса сознания. Если любая попытка привязать внимание к телу не влияет на спонтанную ментальную суету (белый шум), можно попробовать вспомнить момент засыпания.

Как бы то ни было, получив гарантированный доступ в состояние между сном и бодрствованием, асаны следует с начала до конца занятий в этом предмедитативном состоянии и практиковать. При этом возникает важнейший эффект — временное понижение степени сложности системы. Именно оно даёт «зелёный свет» процессу общей регенерации, в результате чего постепенно устраняются все разрешимые (по состоянию) проблемы, как известные, так и неизвестные субъекту. И лишь после сброса вытесненного травматического материала, после того как система очистится и придёт в устойчивое равновесие, наступает душевный покой (оптимальное состояние психосоматики). С этого момента жизнь человека (его судьба) сворачивает на иной путь, радикально отличающийся от того, который имел бы место без йоги.

Бывает и так что репрезентация имеет весьма специфические особенности, например раздвоение. Человек говорит: одной частью сознания я расслабляюсь, растворяю ощущения, соблюдаю технику асан. А в другой его части одновременно с кем-то что-то обсуждаю, решаю и так далее. Что делать с этим? Каковы бы не были особенности ментального пространства, какие бы не возникали фокусы с автономной работой ума, закон один: нужно неизменно, раз за разом возвращать внимание в тело и пытаться закрепить его там. Это похоже на то, как ребёнок учится ходить: проковылял шаг, два, три — упал. Снова поднялся и пошёл — снова упал. И так сотни раз, пока рано или поздно действие не начнёт получаться. Иногда определяются сугубо индивидуальные признаки, сопровождающие наступление ментальной релаксации. Например, у одного адепта йоги через год с лишним практики сознание начало «отъезжать», при этом в определённых местах между переносицей и скулами на коже возникали две симметричные горячие точки. Впоследствии, разогревая их сознательным «усилием», он тут же получал изменённое состояние сознания и молчание ума.

Оно сопровождается «исчезновением» дыхания, которое становится незаметным и не проступает в восприятии, что бы вы ни делали с телом. Кроме того, значительно убыстряется субъективный ход времени.

Перенести акцент занятий на ментальную релаксацию имеет смысл лишь после того, как:

• практика стала систематической и освоена релаксация мышечная;

• удалось убрать непроизвольную «суету» глазных яблок;

• полностью освоена геометрия асан и растворение ощущений; Ментальная релаксация всегда существенно углубляет и физическую.

II. Силовые позы

Поскольку в них приходится иметь дело с явным мышечным напряжением (усилием), возникновение медитативного состояния «молчания ума» проблематичнее, по крайней мере, без соответствующих наработок.

Аналогично тому, как в позах на гибкость и растяжку из восприятия устраняются ощущения, в этой категории асан усилия должны быть приведены к такому уровню, который не возбуждал бы нервную систему (симпатическое преобладание).

Как этого достичь?

• Живот должен быть абсолютно расслаблен (кроме тех поз, которые задействуют его напрямую).

• Дыхание сохраняется полностью свободным.

• Не должно быть даже намека на дрожь, общий разогрев тела, испарину, прилив крови к лицу (с «перевёрнутыми» позами песня отдельная), пульсацию в отдельных местах (её вообще не должно быть в асанах, это плохой признак, с которым нужно разбираться особо).

• В наиболее загруженной зоне нет явных физических ощущений, равно как и общего дискомфорта от самой нагрузки (физического усилия).

Время выдержки силовых поз определяется согласно принципу, описанному в технике Парипурна и Ардха Навасане. Пусть оно невелико, но, повторив позу несколько раз, в сумме вы имеете то же самое максимальное воздействие, но без перегрузки!

Если предмедитативное состояние в силовых позах, а главное — в паузах между ними! — освоено, то нервная поддержка мышечной работы «отцепляется» от восприятия, после чего выполнение позы становится совершенным, сама практика превращается в моторный шаблон, а основные изменения происходят в психике.

Итак, уже в начальном этапе освоения йоги, при работе с телом, следует:

• не обращать внимания на форму (не стремиться выполнить асану как на картинке, нужно просто делать её так, как она получается), применяя по необходимости различные пропсы, в том числе и вертикальную плоскость (стену); Помним, что асану, после того, как тело к ней привыкнет, и вы научитесь растворять ощущения, нужно не делать, в ней нужно просто быть;

• после выполнения асаны в какую-то одну сторону — отдыхать около минуты в удобной сидячей позе (либо сидя на стуле, с прямой спиной);

• после выполнения позы вправо-влево нужно ложиться в Шавасану и пребывать в ней (применяя описанные выше способы ухода от непроизвольной ментальной активности) до тех пор, пока сознание не «поплывёт». Если репрезентация у субъекта визуальная, то признаком приближения состояния успокоения ума (являющимся ключевым понятием в йоге)  будет начавшаяся хаотичность образов, содержимое экрана ума утрачивает смысл. Если аудиальная — то внутренняя болтовня (монолог, диалог, голос) также становится непонятной. Если человек ничего не видит и не слышит (ведущей репрезентативной системой является кинестезия — ощущения), то могут дёргаться конечности или всё тело, возникает иллюзия изменения его положения в пространстве, величины отдельных частей и так далее. Одним словом, показателем начала релаксации (торможения) сознания будет хаотичность в любой её форме.

Какими должны быть тогда промежутки между асанами, не получатся ли они слишком большими, если в каждой паузе ждать «отпада»? Всё зависит от того, с преобладанием каких проблем (физического или нервного свойства) человек пришёл в йогу. Если физических — начальные паузы могут быть от двух до пяти минут, если нервно-психологических, то и больше. И в том и в другом случае схема действий одинакова: выполнил позу (или несколько, так называемый блок), лёг в Шавасану — «стёрся» (до «расплывания» сознания, «отъезжания», погружения — как угодно). И так — раз за разом в течение всей тренировки. В любом случае достижение молчания ума, о котором идёт речь — центральный пункт практики, это сущность Хатха-йоги как этапа системы Патанджали. Йога Тантры преследует совсем иные цели, не говоря уже о современных «авторских стилях» и йога-спорте.

Как ни странно, уже одно только дозированное «выключение» ума оказывает мощный лечебный эффект на громадное число функциональных расстройств. Если параллельно с этим реализована ещё и грамотная практика асан, то эффект йоги становится абсолютно уникальным!

Не счесть известных школ и систем физических упражнений, выполняемых в обычном состоянии сознания, более того — привносящих в него дополнительное нервное напряжение, но, кроме Хатха-йоги, нет прецедента, когда посредством работы с телом сознание деактивируется. Именно в этих паузах ментального молчания начинается и происходит самонастройка психосоматики.

С одной стороны практикующий йогу достигает успокоенного, безэнтропийного состояния сознания. А с другой — снижается порог восприятия,.. ум становится чувствительным к малым влияниям. Видимо, устанавливаются связи с тонким и слабым, но огромным миром — подсознанием...

Для восстановления здоровья Шримат Кувалаянанда включил в свой курс йогической культуры всего одиннадцать асан, одну бандху, две крийи и два типа пранаям. В наше время повальной гиподинамии и нервно-психических перегрузок оправданным будет применение, скажем, полусотни поз.

По мере системного восстановления общее состояние улучшается, с одной стороны потребное для релаксации время между позами становится меньше.

«Как рыбу поток уносит, так ранее совершённые дела уносят человека», и Айенгар абсолютно прав, говоря: «Подлинная йога это ослиная работа (по затратам времени и труда — В.Б.), но результат — великолепный!»


По материалам книги «Йога. Искусство коммуникации» ,В. Бойко